Главная > Торговые отношения в интеграционных объединениях

Торговые отношения в интеграционных объединениях


ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию

Россия в интеграционных объединениях: приобретения и потери

Аннотация. В статье рассматривается участие Российской Федерации в международных организациях. Автор констатирует, что пока ни в одной региональной организации, где участвует Россия, нет реальных сдвигов в сторону реальной интеграции, не говоря о свойствах наднациональности. Евразийское экономическое сообщество не стало организацией экономической интеграции. Этому препятствуют постоянные разногласия между его участниками и неуважение к праву, в том числе к принятым самим ЕврАзЭС решениям. Что касается Таможенного союза, то его исполнительные органы находятся под пристальным присмотром государств-участников, и ни в коем случае не играют роль функционального независимого органа, действующего исключительно в интересах международной организации. Самой свободной формой обладает Шанхайская организация сотрудничества: формы взаимодействия между органами не определены, нет и формального соподчинения, так что каждый из них фактически представляет собой маленький самостоятельный орган межведомственного сотрудничества. Решения во всех органах ШОС принимаются на основе консенсуса. Это значит, что фактически каждое решение представляет собой в сущности международный договор. Подобный же порядок действует и в Организации договора о коллективной безопасности. Реальное правовое регулирование действует во Всемирной торговой организации. Россия как участник этой организации связана четко сформулированными и согласованными со всеми другими участниками нормами и правилами. Участие в ВТО не будет для России простым в силу того, что сложные процедуры разрешения споров потребуют высокой квалификации юристов, которые будут обеспечивать интересы нашей страны.
Ключевые слова: международное право, Россия, ШОС, ОДКБ, Союзное государство, ВТО, Таможенный союз, интеграция, наднациональность, ЕвАзЭС
DOI: 10.7256/2306-9899.2014.1.11600
Дата направления в редакцию: 24-03-2014

Дата публикации: 1-3-2014

Abstract. The article concerns participation of the Russian Federation in the international organizations.  The author states that currently no regional organization to which Russia is a party, shows real moves towards real integration, not to mention supranationality.  The Eurasian Economic Community has not became an economic integration organization. It is prevented by constant disagreements among its participants and lack of respect to law, including the decisions of the EurAsEC itself.  As for the Customs Union, its executive bodies are scrupulously watched by the Member States and they do not play a role of an independent functional body serving solely the interests of an international organization.  The Shanghai Cooperation Organization has the most freedom, the forms of interaction among the bodies are not defined, there is no formal co-subordination, so each of them  is a small independent body for the institutional cooperation.  The decisions in all of the SCO bodies are made based upon consensus.  It means that each of the decisions is by its nature an international treaty.  The similar procedure exists in Collective Security Treaty Organization. Real legal regulation exists in the World Trade Organization, and Russia being a participant of this organization, is bound by the clearly formulated norms and rules which are agreed upon by all other participants. Participation in the WTO may not be simple for Russia, since the complicated dispute resolution procedures shall require high qualification of lawyers serving the interests of Russia.

Keywords: international law, Russia, The Shanghai Cooperation Organization, Collective Security Treaty Organization , the Union State, the World Trade Organization, the Customs Union, integration, supranationality, the EurAsEC

Разнообразие современных международных отношений ведет к тому, что Россия участвует в различных международных организациях. Прежде чем оценивать конкретные особенности участия России в отдельных союзах, обратим внимание на некоторые общие черты соотношения полномочий организации и государства-участника.

1.Общая характеристика

Вопрос об интеграции встает, как правило, в том случае, когда государство присоединяется к экономической международной организации. В таких организациях объединяются государства, которые разделяют общие ценности в сфере развития экономики и стремятся к общим целям[1]. Основным методом при этом является либерализация торговли и расчетов и координация экономических политик. Это выражается в установлении таких стандартов, которые предотвращают дискриминацию и вводят в отношении иностранных поставщиков принцип наиболее благоприятствуемой нации, что также означает предоставление равного статуса всем иностранным поставщикам.

Стандарты разнятся в разных организациях, в зависимости от достигнутого уровня интеграции; масштабов сфер экономики, охватываемых интеграцией; значение неэкономических ценностей для общественного сознания, как защита прав человека, поддержание уровня здравоохранения, охрана природы и права потребителей.

В литературе общепризнано, что экономическая интеграция государств проходит пять основных этапов:

1)соглашения о преференциальной торговле, которыми подписавшиеся государства устанавливают более низкие тарифы таможенных пошлин для взаимной торговли, чем для товаров из третьих стран;

2)зоны свободной торговли, что означает не просто пониженные, а полную отмену пошлин в торговле между государствами-членами, хотя обычно этим затрагиваются не все товары и услуги, а в отношении третьих стран каждое государство-участник устанавливает или отменяет пошлины само;

3)таможенный союз, который требует, чтобы в дополнение к режиму зоны свободной торговли, были установлены одинаковые тарифы на торговлю для всех государств-членов, особенно общий внешний тариф;

4)общий рынок, который предполагает свободное движение производителей и товаров между государствами-членами;

5)финальный этап — полноценный экономический союз, предусматривающий не только общий рынок и общую торговую политику, но также и гармонизацию других видов микро- и макроэкономики[5].

Описанные модели организации международной экономики имеют целью внедрить так называемую положительную интеграцию — обычно такой результат достигается в двусторонних отношениях либо в рамках отдельного регионального соглашения о торговле.

Положительную интеграцию следует отличать от простой экономической координации или экономического сотрудничества, которые иногда называют «отрицательной» интеграцией, поскольку в этом типе сотрудничества главная цель — исключение и устранение дискриминации. Этот тип интеграции мы

наблюдаем на уровне ВТО[3].

Два типа интеграции толкуются следующим образом: «отрицательная» интеграция состоит из запрета дискриминации и других ограничений, налагаемых на государства, «положительная» интеграция означает сближение и гармонизацию внутреннего законодательства и стандартов государств-участников. На деле, однако, принципы наиболее благоприятствуемой нации и национального режима, вытекающие из «отрицательной» интеграции, на самом деле лежат и в основе двусторонних и региональных соглашений о торговле, хотя при этом они применяются в целях дискриминации — преференции предназначены только для государств, участвующих в соглашении.

С другой стороны, экономическое сотрудничество и координация имеют целью создать рамки для взаимной координации политики государств-участников в контексте более широких экономических отношений. Государства-участники получают информацию о насущных проблемах, а также об образе действий, предпочитаемом партнерами.

Нередко участники таких кооперационных соглашений вырабатывают также общие позиции и программу действий в международных организациях общей компетенции, например, в ООН. Таким образом, значимым методом их деятельности становятся «переговоры за сценой».

С юридической точки зрения такое многостороннее экономическое сотрудничество охватывает в целом три типа организационных форм: это институциализированные конференции (которые часто называют регулярными встречами или псевдо-организациями); это вполне свободная форма, когда на участников не налагаются строгие обязательства. Две другие формы — это так сказать, «традиционные» формы международных организаций, а именно - «кооперационные» и «интеграционные» организации.

«Институциализированные конференции» обычно бывают основаны на политической декларации или просто на практике государств и порождают такие отношения, которые относительно стабильны, но организационно не офрмлены. Поэтому соответствующие функции исполняются коллективно самими государствами. Они же несут коллективную ответственность за деятельность, осуществляемую в общих интересах.

В отличие от описанной формы, традиционные международные организации создаются на основе международного договора и обладают международной правосубъектностью, отличной от правосубъектности государств-участников. Они строятся по определенной институциональной структуре и наделены правами и обязанностями.

Для положения самого государства в международной организации важно то, что в первом случае (в институциализированных конференциях) государства остаются полностью суверенными, самостоятельными действующими лицами, несущими полную ответственность за свои действия, во втором случае (в традиционных международных организациях и тем более в интеграционных объединениях) часть их полномочий передается организации.

В зависимости от объема передаваемых организации полномочий их можно разделить на межправительственные и наднациональные. Первые наделены правом проводить расследование (сбор и распространение информации, изучение различных вопросов, техническую экспертизу), осуществлять ограниченные правотворческие функции, урегулирование разногласий, принимать административное регулирование и контроль.

Наднациональные организации, такие, как Европейский союз (а также, в ограниченных пределах, такие региональные объединения, как Андское сообщество или Меркосур) наделены исключительными компетенциями действовать от имени государств-членов в ограниченных экономических областях и принимать решения, непосредственно обязательные для граждан и юридических лиц государств-членов.

Что касается актов, принимаемых органами международных организаций, то их можно в целом разделить на две категории: обязательные решения (твердое право) и рекомендации (мягкое право). Общепризнано, что международные организации, как правило, принимают рекомендации, а обязательные решения принимаются в основном по процессуальным вопросам. Однако уже во многих организациях, особенно в наднациональных, органы вправе принимать обязывающие положения по вопросам существа[4].

В любом случае решающее условие эффективности международной организации - это господство права, или хотя бы уважение к праву. Ни в какой другой области межгосударственных отношений не имеет такого большого значения общепризнанный принцип международного права pactasuntservanda(договоры должны исполняться). Не только пренебрежение своими обязательствами, но и не вполне добросовестное их исполнение со стороны отдельных государств-членов может нанести объединению непоправимый вред.

Может ли участие России в международных организациях вести к ущербу для ее суверенитета? В любом случае ответ должен быть отрицательным. Международные организации, в которых участвует Россия, создаются на основе международных договоров, а потому на нашу страну возлагаются только те обязательства, которые она принимает на себя добровольно. Конечно, в некоторых случаях Россия не может не передавать международной организации часть своих полномочий. Но необходимо помнить, что это возможно только с ее полного согласия.

Влияние участия страны в международной организации на ее внутреннее устройство может быть негативным в том случае, если она лишается возможности воздействовать на принятие этой организацией решения, особенно в том случае, если эти решения обязательны для государств-членов. Поэтому особенности участия в той или иной организации следует оценивать именно с точки зрения сохранения самостоятельности государств-членов.

2.Конкретные случаи участия России в международных экономических организациях

а)Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС)

Это международная экономическая организация, созданная с целью постепенного формирования общего рынка на базе формально принятых к тому времени договоров об ассоциации свободной торговли и о таможенном союзе. Ее члены — Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан.Одно время в ней участвовал Узбекистан, но он приостановил свое членство. Наблюдателями являются Армения, Молдавия и Украина. Они имеют право присутствовать на заседаниях органов, знакомиться с документами, но не участвуют в принятии решений.

Высший орган Евразийского экономического сообщества - Межгосударственный совет, в состав которого входят главы государств и правительств сообщества — принимает решения на основе консенсуса.

Основной исполнительный орган - Интеграционный комитет — постоянно действующий орган Евразийского экономического сообщества. В его состав входят заместители глав правительств государств ЕврАзЭС.

К числу основных задач Интеграционного комитета относится обеспечение взаимодействия органов ЕврАзЭС. В Интеграционном комитете решения принимаются большинством в две трети голосов. Количество голосов при принятии решений в Интеграционном комитете соответствует взносу каждой стороны в бюджет Сообщества: Россия — 40 голосов; Белоруссия — 15 голосов; Казахстан — 15 голосов; Киргизия − 7,5 голосов; Таджикистан — 7,5 голосов.

Существует также Межпарламентская ассамблея — орган парламентского сотрудничества, рассматривающий вопросы гармонизации национального законодательства и приведения его в соответствие с договорами, заключёнными в рамках ЕврАзЭС. Предусмотрен и Суд ЕврАзЭС, построенный не так, как обычно строятся суды региональных интеграционных объединений, а скорее как высший арбитражный суд государства.

На деле Евразийское экономическое сообщество не стало организацией экономической интеграции. Этому препятствуют постоянные разногласия между его участниками и неуважение к праву, в том числе к принятым самим ЕврАзЭС решениям. В силу этого и появилась идея о создании Таможенного союза в составе государств, наиболее к этому готовых — России, Белоруссии и Казахстана.

б)Таможенный союз

В Таможенном союзе (Россия, Белоруссия, Казахстан, идет процесс присоединения Киргизии) предусмотрено два органа, которые принимают обязательные для государств-членов решения. В качестве высшего органа функционирует Высший евразийский экономический совет, который одновременно является Межгосударственным советом другой организации — Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), в рамках которого и возник Таможенный союз. Такая «матрешечная» структура объясняется историей Таможенного союза, который был первоначальным образованием, созданным еще в 1995г., и впоследствии вырос до ЕврАзЭС. В 2007 г. в рамках ЕврАзЭС провозглашен нынешний Таможенный союз.

В состав Высшего евразийского экономического совета входят представители стран-участниц Таможенного союза и Единого экономического пространства на уровне главы государств и правительств Таможенного союза. Высший совет собирается на уровне глав государств не реже одного раза в год, на уровне глав правительств — не реже двух раз в год. Самая важная черта Высшего совета — это то, что его решения принимаются консенсусом. Это необычная характеристика для высшего органа международной организации, которые обычно принимают лишь рекомендации в адрес государств-членов, и обязательные указания в адрес других органов. Как бы то ни было, ни одно решение Высшего совета не может быть принято без явно выраженного согласия России.

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) — фактически исполнительный орган Таможенного союза. Ее часто называют наднациональным органом, поскольку Комиссия в пределах своих полномочий принимает решения, имеющие обязательный характер для Сторон. Комиссия состоит из двух частей: Совета Комиссии и Коллегии Комиссии. Каждый член и Совета и Коллегии обладает одним голосом.

Коллегия Комиссии, куда Высшим советом назначается по три представителя от каждой стороны, ведет всю повседневную организационную работу. Совет Комиссии, в который по должности входят по одному представителю от каждой Стороны, являющемуся заместителем главы правительства, решает более общие вопросы, в том числе может отменять решения, принятые Коллегией Комиссии. Коллегия Комиссии принимает решения и рекомендации консенсусом или, в отдельных случаях, квалифицированным большинством в две трети голосов. Совет Комиссии принимает решения консенсусом.

Таким образом, исполнительные органы Таможенного союза находятся под пристальным присмотром государств-участников, и ни в коем случае не играют роль функционального независимого органа, действующего исключительно в интересах международной организации. Между тем в успешно работающих интеграционных объединениях Европы и Америки именно такой независимый функциональный орган является локомотивом интеграции.

На внутреннее устройство России Таможенный союз не может оказывать негативного (как и позитивного) влияния, это скорее инструмент влияния России на соседей.

в)Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

Цели создания этой организации сформулированы чрезвычайно широко, так что скорее всего ее первостепенная направленность — просто поддержание дружественных отношений в регионе Центральной Азии а значение — в том, что участником ШОС является, наряду с другими государствами, Китай. Это подтверждается интересом, который проявляется к данной организации многими государствами. Это привело к формированию довольно сложного членства: наряду с государствами — участниками ШОС (Казахстан, Киргизия, Китай, Россия, Таджикистан, Узбекистан) имеют место государства — наблюдатели (Афганистан, Индия, Иран, Монголия, Пакистан), которые принимают участие в заседаниях органов организации, получают бумаги, и иногда даже выступают, обозначая свои позиции; есть также и совершенно новая категория — государства партнеры по диалогу(Белоруссия, Турция, Шри-Ланка), которые вступают в контакт с организацией в отдельных случаях по отдельным вопросам. Приглашения к участию в мероприятиях организации рассылаются довольно широко, не только государствам, но и таким международным организациям, как ООН, АСЕАН, СНГ, ЕврАзЭС, с которыми у ШОС также установлены отношения, квалифицируемые как «партнерские», без дальнейшей расшифровки.

В ШОС существует довольно разветвленная организационная структура: Совет глав государств (СГГ); Совет глав правительств (СГП); Совет министров иностранных дел (СМИД); Совещания руководителей министерств и ведомств; Совет национальных координаторов (СНК); Региональная антитеррористическая структура (РАТС); Секретариат — постоянно действующий административный орган, возглавляемый Генеральным секретарём (с 2012 года — представитель Российской Федерации Д. Ф. Мезенцев). Межбанковское объединение (МБО).

Формы взаимодействия между органами не определены, нет и формального соподчинения, так что каждый из них фактически представляет собой маленький самостоятельный орган межведомственного сотрудничества. Решения во всех органах ШОС принимаются на основе консенсуса.Это значит, что фактически каждое решение представляет собой в сущности международный договор.

Таким образом, участие России в ШОС не может привести к таким изменениям, которые не приняты Россией добровольно.

г)Организация Договора коллективной безопасности (ОДКБ)

Это военно-политический союз, который ставит перед собой довольно широкие цели: помимо военных угроз, ОДКБ ставит вопросы противодействия международному терроризму, наркобизнесу, нелегальной миграции, транснациональной организованной преступности, коллективное реагирование на чрезвычайные ситуации, гуманитарные катастрофы.

Участники: Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан. Азербайджан, Грузия и Узбекистан, первоначально участвовавшие в договоре, вышли из него по разным причинам. Разногласия сохраняются и между другими участниками союза: члены ОДКБ поддержали действия России против Грузии в 2008г. только на словах, приняв довольно пустую декларацию, и не признали Южную Осетию и Абхазию в качестве самостоятельных государств. Особое положение занимает и Белоруссия, Конституция которой запрещает применение белорусских вооруженных сил за пределами Республики.

К реальным достижением ОДКБ можно отнести создание в 2009 г. Коллективных сил оперативного реагирования (которые, впрочем, так и не были применены в Киргизии, когда там возникла опасность гражданской войны) и совместной учебно-тренировочной базы в Манасе.

В ОДКБ предусмотрен целый ряд органов межведомственного сотрудничества, которые принимают решения консенсусом, а потому оказать существенного влияния на российское право они не в состоянии.

д)Союзное государство Белоруссии и России

Несколько иной, по сравнению с описанными, является организация под названием Союзное государство Белоруссии и России. Договор о создании Союзного государства был подписан 8 декабря 1999 года, а затем успешно ратифицирован парламентами обоих государств и 26 января 2000 года уже состоялся обмен ратификационными грамотами. Договор вступил в силу.

Как сказано в Преамбуле Договора, стороны подписывали его, «движимые стремлением продолжить развитие интеграционных процессов, заложенных Договором об образовании Сообщества России и Белоруссии от 2 апреля 1996 года, Договором о Союзе Белоруссии и России от 2 апреля 1997 года, Уставом Союза Белоруссии и России от 23 мая 1997 года, а также реализуя положения Декларации о дальнейшем единении России и Белоруссии от 25 декабря 1998 года».

Правовой статус создаваемого Договором объединения, казалось бы, бесспорен - это государство. Однако в ст.3 говорится, что «Союзное государство базируется на принципах суверенного равенства государств-участников, добровольности, добросовестного выполнения ими взаимных обязательств», то есть на принципах международного права, что характерно для разных субъектов международного права. Более того, по ст.6 каждое государство-участник сохраняет с учетом добровольно переданных Союзному государству полномочий суверенитет, независимость, территориальную целостность, государственное устройство, Конституцию, государственный флаг, герб и другие атрибуты государственности. Государства-участники сохраняют свое членство в ООН и других международных организациях. Возможность единого членства в международных организациях, других международных объединениях определяется государствами-участниками по взаимной договоренности.

Нет полной ясности и в вопросе об иерархии источников права, применяемого в Союзном государстве. Ст.60 (п.2) с одной стороны, предусматривает примат союзного законодательства: «В случае коллизии нормы закона или декрета Союзного государства и нормы внутреннего закона государства-участника преимущественную силу имеет норма закона или декрета Союзного государства». Однако Конституции государств-участников имеют все же преимущественную силу: «Данное положение не применяется к коллизии норм закона или декрета Союзного государства и норм, содержащихся в конституциях и конституционных актах государств-участников». Таким образом, законодательство Союзного государства стоит примерно на той же позиции, что и международное право, вводимое статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации.

И хотя в той же ст.60 Договора о Союзном государстве сказано, что законы и декреты Союзного государства «подлежат прямому применению на территории каждого государства-участника», а «постановления являются обязательными во всех своих частях для того государства, физического или юридического лица, которому они адресованы», ясно, что эти акты применяются только в случае наличия пробела в национальном праве и в том случае, если они не противоречат Конституции. В этих условиях трудно говорить о наличии наднациональных полномочий у органов Союзного государства.

Поэтому, учитывая отмеченные неясности в Договоре, можно сказать, что Договор 1999 года является скорее всего договором о намерении создать Союзное государство.

До сих пор еще не принято никаких конституционных документов. Предлагались проекты Конституционного акта, в котором было сохранено положение о суверенитете обоих государств наряду с суверенитетом Союзного государства, но Акт так и не принят.

Создана разветвленная бюрократическая структура органов. Однако их полномочия ограничиваются совместными программами, на финансирование которых расходуются средства из бюджета Союзного государства.

Реальные шаги к объединению не делаются.

Всемирная торговая организация (ВТО)

ВТО сама по себе не имеет большого значения, поскольку представляет собой международный орган, созданный для обеспечения выполнения соглашений, известных под названием «Марракешский пакет». Следует говорить скорее о последствиях принятия Россией обязательств, установленных Марракешским пакетом[2].

Главный принцип системы ВТО — это предоставление всем лицам, действующим на рынке, одинаковых условий, в идеале — предоставление государством национального режима для собственных и иностранных поставщиков и покупателей; в тех отраслях торговли, где национальный режим пока невозможен, должен действовать так называемый режим наиболее благоприятствуемой нации, то есть один и тот же режим деятельности для всех иностранных поставщиков и покупателей. Принимающее государство обязано ограничивать те компании, которые близки или уже заняли монополистическое положение на рынке. Именно в этой сфере России придется принимать существенные меры, поскольку в течение многих лет ставка в нашей экономике делалась на крупных лидеров.

Методом борьбы с монополизмом на мировом рынке являются таможенные пошлины, которые чаще всего расцениваются как средство защиты национального предпринимателя от иностранной конкуренции. Именно правила установления таких защитных пошлин составляют суть соглашений, входящих в Марракешский пакет. Содержание этих соглашений — это комплекс правил, определяющих, какие меры могут правомерно приниматься государством для защиты своей торговли от иностранной конкуренции. Присоединение России к этой системе означает, что Россия обязана придерживаться общепринятых правил борьбы с иностранной конкуренцией. Таким образом, принятие правил ВТО означает необходимость серьезного пересмотра экономического, и прежде всего — торгового законодательства России.

Конкретные обязательства нашей страны изложены в документе, которым оформлено присоединение России к системе ВТО, а именно — в Протоколе о присоединении[6]. Это обширный документ, содержащий сведения по нескольким тысячам товарных позиций.

В соответствии с принятой в ВТО практикой, установлено несколько переходных периодов для различных категорий товаров продолжительностью от 1 года до 7 лет, в течение которых будет происходить постепенное снижение таможенных пошлин на промышленные товары (от 11,1 % до 8,2 %). Из потребительских товаров намечено снижение пошлин на автомобили и обувь. Будут также отменены пошлины на компьютеры и элементную базу, снижены пошлины на бытовую электронику и электротехнику, лекарства, технологическое и научное оборудование.

Намечено снижение субсидий для сельского хозяйства России почти в два раза, но окончательного решения вопрос о субсидиях пока не имеет, поскольку в ВТО еще не выработан общий принципиальный подход к регулированию торговлей сельхозпродукцией. Это вызвано не только острыми противоречиями между странами-производителями и странами-потребителями, но также и намечающейся перестройкой общего подхода к производству такой продукции. Вопреки прежним тенденциям сельское хозяйство становится гораздо более эффективным в развитых странах, все больше индустриализируется: решающее значение приобретают технологии и менеджмент. Недавно такая быстро развивающая страна, как Бразилия, объявила, что ставит перед собой задачу стать мировой фабрикой продовольствия.

Важная часть Протокола о присоединении — два перечня: Перечень обязательств по товарам и Перечень обязательств по услугам, которые указывают, каким образом законодательство России должно быть преобразовано для полного соответствия основным договорам Марракешского пакета: ГАТТ-94 (General Agreement on Tariffs and Trade - Генерального соглашения по тарифам и торговле) и ГАТС (General Agreement on Services — Генерального соглашения по услугам). Упомянутые выше Перечни полностью отражают суть этих соглашений — если ГАТС позволяет некоторые преференции для национальных поставщиков в тех сферах, где национальные услуги неконкурентоспособны, то ГАТТ-94 жестко требует установления национального режима и только в отдельных случаях — режима наибольшего благоприятствования.

Следует отметить, что правила ВТО распространяются далеко не на все сферы национального производства; так, они не касаются добычи и продажи исчерпаемых природных ресурсов (нефти и газа); сырьевых товаров, занимающих крупные сегменты на мировом рынке, торговля которыми определяется специальными товарными соглашениями (пшеница, оливковое масло и др.); частично - изделий «местной промышленности» (одежда, текстиль).

Наиболее существенные изменения правового режима доступа и работы иностранных лиц на российском рынке должны произойти в сфере страховых, финансовых, телекоммуникационных услуг.

Очевидно, значительные изменения возможны в процессе правоприменительной практики в силу действия части 4 статьи 15 Конституции РФ: те нормативные акты РФ, которые не соответствуют соглашениям Марракешского пакета, не должны применяться. Я не располагаю полным перечнем законодательных актов РФ, которые касаются регулирования торговли, таможенного дела и т. д. , а потому не могу дать исчерпывающего совета. Для примера можно привести ФЗ РФ от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», в котором (ст.1 и др.) в основу понятия иностранной инвестиции положено гражданство владельца, между тем как Соглашение о мерах, допустимых в регулировании иностранных инвестиций в торговле — ТРИМС (TRIMS – Trade Investment Measures — одно из четырех основных соглашений Марракешского пакета) в качестве критерия иностранной инвестиции указывает происхождение вкладываемого капитала.

Одним из затруднений в применении права ВТО будет правоприменительная практика. Об этом свидетельствует уже немалый опыт существования в нашей стране некоторых законодательных актов. Дело в том, что государства-участники системы ВТО не имеют права применять в своих отношениях с государствами-неучастниками иные правила, нежели правила ВТО, а потому Российская Федерация, еще задолго до присоединения к ВТО уже была вынуждена действовать по их правилам и даже принимать соответствующие законы.

Так, еще в 2003 г. нами были приняты два примечательных акта: ФЗ от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и ФЗ от 08.12.2003 N 165-ФЗ (ред. от 11.07.2011) «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров». Они оба в основном соответствуют ГАТТ-94; но ФЗ о специальных защитных мерах предусматривает довольно сложную и долгую процедуру расследования, которая должна предшествовать принятию защитных мер и которая, очевидно, не применяется на практике.

Неприменение этой процедуры, как и иные случаи неисполнения правил ВТО могут быть предметом разбирательства в Органе по разрешению споров ВТО. Данная процедура в значительной мере отличается от любой другой процедуры международного судебного и арбитражного разбирательства тем, что в завершение ее потерпевшая сторона, сторона, которая неправомерно ввела защитные меры, а также сам орган, рассматривавший спорное дело, проводят специальные переговоры с целью минимизировать ущерб, который может понести бизнес. Однако оплата судебных издержек может составлять определенное финансовое бремя.

3.Заключение

Таким образом, пока ни в одной региональной организации, где участвует Россия, нет реальных сдвигов в сторону реальной интеграции, не говоря о свойствах наднациональности.

Евразийское экономическое сообщество не стало организацией экономической интеграции. Этому препятствуют постоянные разногласия между его участниками и неуважение к праву, в том числе к принятым самим ЕврАзЭС решениям. Что касается Таможенного союза, то его исполнительные органы находятся под пристальным присмотром государств-участников, и ни в коем случае не играют роль функционального независимого органа, действующего исключительно в интересах международной организации. Между тем, как показывает практика, именно такой независимый функциональный орган является локомотивом интеграции.

Самой свободной формой обладает Шанхайская организация сотрудничества: формы взаимодействия между органами не определены, нет и формального соподчинения, так что каждый из них фактически представляет собой маленький самостоятельный орган межведомственного сотрудничества. Решения во всех органах ШОС принимаются на основе консенсуса.Это значит, что фактически каждое решение представляет собой в сущности международный договор. Подобный же порядок действует и в Организации договора о коллективной безопасности: предусмотрен целый ряд органов межведомственного сотрудничества, которые принимают решения только консенсусом.

Реально правовое регулирование действует во Всемирной торговой организации. Россия как участник этой организации связана четко сформулированными и согласованными со всеми другими участниками нормами и правилами. Участие в ВТО не будет для России простым в силу того, что сложные процедуры разрешения споров потребуют высокой квалификации юристов, которые будут обеспечивать интересы нашей страны. Но именно эти процедуры и их прецедентный характер создают определенность и предсказуемость этой организации.

Библиография

1.

Balassa B.A.The Theory of Economic Integration (George Allen & Unwin London 1962). Р.115-120.

2.

Bartels L., Ortino F. (eds). Regional Trade Agreements and the WTO Legal System (OUP Oxford 2006). Р.15-16.

3.

Keohane R.O., Nye J.S. The Club Model of Multilateral Cooperation and Problems of Democratic Legitimacy//Porter.R.B. and others (eds). Efficiency, Equity, Legitimacy: The Multilateral Trading System at the Millennium (Brookings Institution Press Washington DC 2001). Р. 264–294.

4.

Slaughter A.-M. A New World Order (7th edn Princeton University Press Oxford 2004).

5.

Verloren van Themaat P. The Changing Structure of International Economic Law: A Contribution of Legal History, of Comparative Law, and of General Legal Theory to the Debate on a New International Order (Nijhoff The Hague 1981).

6.

Официальный сайт Министерства экономического развития РФ: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/designelements/search

7.

Можуга В.В. Факторы, влияющие на иерархическую зависимость источников публичного права в Таможенном союзе // NB: Международное право. — 2013.-№ 4.-С.1-15. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.4.10104. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_10104.html

8.

Соловьева Т.В. Об отсутствии единого нормативно закрепленного порядка приведения в исполнение постановлений Европейского Суда по правам человека. // NB: Международное право. — 2013.-№ 4.-С.184-200. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.4.2507. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_2507.html

9.

Воронина Н.А. Союзное государство Россия – Беларусь: опыт правового регулирования // NB: Международное право. — 2013.-№ 3.-С.52-67. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.9061. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_9061.html

10.

Мошкина Н.А. Реализация интересов государств в условиях интеграции (на примере таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана) // NB: Международные отношения.-2012.-1.-C. 80-91. DOI: 10.7256/2306-4226.2012.1.32. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_32.html

11.

Суздальцев А.И. Сменит ли Евразийский экономический союз Союзное государство Белоруссии и России? // NB: Экономика, тренды и управление.-2013.-3.-C. 1-16. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_8703.html

12.

Ярошкина М.Е. Роль России в развитии интеграционных процессов в Центральной Азии в рамках ЕврАзЭС//Политика и Общество, №2-2010

13.

Тютюрюков Н.Н., Тютюрюков В.Н. — Казахстан-налоговая лаборатория ЕврАзЭС//Налоги и налогообложение, №1-2010

14.

Смбатян А.С. Перспективы суда ЕврАзЭС в системе органов международного правосудия//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №1-2013

15.

Цомая М.А. Эволюция ЕврАзЭС: политические амбиции или объективная реальность//Политика и Общество, №4-2013

16.

Цомая М.А. — Эволюция ЕврАзЭС: политические амбиции или объективная реальность//Тренды и управление, №3-2013

17.

Можуга В.В. — Стандарты ВТО и правовое регулирование в рамках Таможенного союза ЕврАзЭС: вопросы соответствия//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №4-2013

18.

Кузьмина Ю.А. Некоторые особенности практики Европейского Суда в отношении Российской Федерации // NB: Международное право. — 2013.-№ 3.-С.68-87. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.2424. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_2424.html

19.

Каламкарян Р.А. Включенность Российской Федерации в деятельность Международного Суда ООН в деле обеспечения международной законности и правопорядка // NB: Международное право. — 2013.-№ 2.-С.85-118. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.2.691. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_691.html

20.

Фардеева И.Н. Роль субъектов Российской Федерации в приграничном сотрудничестве с Европейским Союзом. // NB: Международное право. — 2012.-№ 1.-С.26-35. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.496. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_496.html

21.

Можуга В.В.. Юридическая природа решений Конституционного суда Российской Федерации в их соотношении с решениями суда ЕврАзЭС // Право и политика. – 2014. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.1.10647

22.

Суздальцев А.И. Сменит ли Евразийский экономический союз Союзное государство Белоруссии и России? // NB: Экономика, тренды и управление. - 2013. - 3. - C. 1 - 16. DOI: 10.7256/2306-4595.2013.3.8703. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_8703.html

23.

Бородин Е.А. Центральная Азия как геостратегический проект, обеспечивающий долгосрочные интересы России // NB: Международные отношения. - 2013. - 3. - C. 1 - 17. DOI: 10.7256/2306-4226.2013.3.9090. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_9090.html

24.

Мошкина Н.А. Реализация интересов государств в условиях интеграции (на примере таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана) // NB: Международные отношения. - 2012. - 1. - C. 80 - 91. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_32.html

25.

М.А. Цомая Эволюция ЕврАзЭС: политические амбиции или объективная реальность // Политика и Общество. - 2013. - 4. - C. 496 - 500. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.04.15.

References (transliterated)

1.

Balassa B.A.The Theory of Economic Integration (George Allen & Unwin London 1962). R.115-120.

2.

Bartels L., Ortino F. (eds). Regional Trade Agreements and the WTO Legal System (OUP Oxford 2006). R.15-16.

3.

Keohane R.O., Nye J.S. The Club Model of Multilateral Cooperation and Problems of Democratic Legitimacy//Porter.R.B. and others (eds). Efficiency, Equity, Legitimacy: The Multilateral Trading System at the Millennium (Brookings Institution Press Washington DC 2001). R. 264–294.

4.

Slaughter A.-M. A New World Order (7th edn Princeton University Press Oxford 2004).

5.

Verloren van Themaat P. The Changing Structure of International Economic Law: A Contribution of Legal History, of Comparative Law, and of General Legal Theory to the Debate on a New International Order (Nijhoff The Hague 1981).

6.

Ofitsial'nyi sait Ministerstva ekonomicheskogo razvitiya RF: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/designelements/search

7.

Mozhuga V.V. Faktory, vliyayushchie na ierarkhicheskuyu zavisimost' istochnikov publichnogo prava v Tamozhennom soyuze // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 4.-S.1-15. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.4.10104. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_10104.html

8.

Solov'eva T.V. Ob otsutstvii edinogo normativno zakreplennogo poryadka privedeniya v ispolnenie postanovlenii Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka. // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 4.-S.184-200. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.4.2507. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_2507.html

9.

Voronina N.A. Soyuznoe gosudarstvo Rossiya – Belarus': opyt pravovogo regulirovaniya // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 3.-S.52-67. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.9061. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_9061.html

10.

Moshkina N.A. Realizatsiya interesov gosudarstv v usloviyakh integratsii (na primere tamozhennogo soyuza Rossii, Belorussii i Kazakhstana) // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya.-2012.-1.-C. 80-91. DOI: 10.7256/2306-4226.2012.1.32. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_32.html

11.

Suzdal'tsev A.I. Smenit li Evraziiskii ekonomicheskii soyuz Soyuznoe gosudarstvo Belorussii i Rossii? // NB: Ekonomika, trendy i upravlenie.-2013.-3.-C. 1-16. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_8703.html

12.

Yaroshkina M.E. Rol' Rossii v razvitii integratsionnykh protsessov v Tsentral'noi Azii v ramkakh EvrAzES//Politika i Obshchestvo, №2-2010

13.

Tyutyuryukov N.N., Tyutyuryukov V.N. — Kazakhstan-nalogovaya laboratoriya EvrAzES//Nalogi i nalogooblozhenie, №1-2010

14.

Smbatyan A.S. Perspektivy suda EvrAzES v sisteme organov mezhdunarodnogo pravosudiya//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №1-2013

15.

Tsomaya M.A. Evolyutsiya EvrAzES: politicheskie ambitsii ili ob''ektivnaya real'nost'//Politika i Obshchestvo, №4-2013

16.

Tsomaya M.A. — Evolyutsiya EvrAzES: politicheskie ambitsii ili ob''ektivnaya real'nost'//Trendy i upravlenie, №3-2013

17.

Mozhuga V.V. — Standarty VTO i pravovoe regulirovanie v ramkakh Tamozhennogo soyuza EvrAzES: voprosy sootvetstviya//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №4-2013

18.

Kuz'mina Yu.A. Nekotorye osobennosti praktiki Evropeiskogo Suda v otnoshenii Rossiiskoi Federatsii // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 3.-S.68-87. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.2424. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_2424.html

19.

Kalamkaryan R.A. Vklyuchennost' Rossiiskoi Federatsii v deyatel'nost' Mezhdunarodnogo Suda OON v dele obespecheniya mezhdunarodnoi zakonnosti i pravoporyadka // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 2.-S.85-118. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.2.691. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_691.html

20.

Fardeeva I.N. Rol' sub''ektov Rossiiskoi Federatsii v prigranichnom sotrudnichestve s Evropeiskim Soyuzom. // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2012.-№ 1.-S.26-35. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.496. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_496.html

21.

Mozhuga V.V.. Yuridicheskaya priroda reshenii Konstitutsionnogo suda Rossiiskoi Federatsii v ikh sootnoshenii s resheniyami suda EvrAzES // Pravo i politika. – 2014. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.1.10647

22.

Suzdal'tsev A.I. Smenit li Evraziiskii ekonomicheskii soyuz Soyuznoe gosudarstvo Belorussii i Rossii? // NB: Ekonomika, trendy i upravlenie. - 2013. - 3. - C. 1 - 16. DOI: 10.7256/2306-4595.2013.3.8703. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_8703.html

23.

Borodin E.A. Tsentral'naya Aziya kak geostrategicheskii proekt, obespechivayushchii dolgosrochnye interesy Rossii // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2013. - 3. - C. 1 - 17. DOI: 10.7256/2306-4226.2013.3.9090. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_9090.html

24.

Moshkina N.A. Realizatsiya interesov gosudarstv v usloviyakh integratsii (na primere tamozhennogo soyuza Rossii, Belorussii i Kazakhstana) // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2012. - 1. - C. 80 - 91. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_32.html

25.

M.A. Tsomaya Evolyutsiya EvrAzES: politicheskie ambitsii ili ob''ektivnaya real'nost' // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 4. - C. 496 - 500. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.04.15.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи Shinkaretskaya G.G. Россия в интеграционных объединениях: приобретения и потери // Международное право. — 2014. - № 1. - С.16-40. DOI: 10.7256/2306-9899.2014.1.11600. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_11600.html


Источник: http://e-notabene.ru/wl/article_11600.html

Закрыть ... [X]

2. сценарии региональной интеграции украины и их влияние на Про одежду подростков


Торговые отношения в интеграционных объединениях 3 Участие в международных торговых отношениях объединений
Торговые отношения в интеграционных объединениях Оценка современного состояния экономических отношений
Торговые отношения в интеграционных объединениях Торгово экономические отношения кыргызстана в рамках
Торговые отношения в интеграционных объединениях «Сонник Ноги приснились, к чему снятся во сне Ноги»
Торговые отношения в интеграционных объединениях Белый налет на языке - причины и лечение
Торговые отношения в интеграционных объединениях Года. Стоимость года
Дизайн ногтей шеллаком фото новинок маникюра Запеченная пудра Pupa Luminys Baked Face Powder Отзывы Как укладывать волосы пенкой : - территория женских Комнатные растения и домашние цветы, фото, названия, уход Новогодний маникюр 2018 (101 фото-идея)! Елочки, снежинки