Главная > Межнациональные отношения и конфликты это

Межнациональные отношения и конфликты это


Курсовая работа по дисциплине Конфликтология на тему «Межнациональные конфликты»
Введение

Выбор данной темы продиктован, прежде всего, актуальностью предмета изучения. В конце 80-х, начале 90-х годов на территории бывшего СССР произошло резкое обострение межэтнических отношений, которые в ряде регионов приняли характер затяжных кровопролитных конфликтов. Национальные особенности жизни, национальное сознание и самосознание стали играть в жизни современного человека несравненно более важную роль, чем это было 15-20 лет назад. Вместе с тем, как показывают социологические исследования, формирование национального сознания и самосознания происходит у современного человека зачастую на основе неадекватных источников: случайных источников, рассказов родителей и друзей, в последнее время – из средств массовой информации, которые в свою очередь некомпетентно трактуют национальные проблемы.


Национальный конфликт – одна из разновидностей социальных конфликтов наряду с такими их формами, как классовый конфликт, религиозный, расовый, межгосударственный и др., в то же время всякий социальный конфликт является конфликтом политическим. Наука, изучающая социальные конфликты, их сущность, причины возникновения, пути предотвращения и разрешения, называется конфликтология.

Этот раздел обществознания вплоть до конца 80-х годов практически оставался за пределами интересов советских ученых- обществоведов: официальная доктрина построения коммунизма ориентировалась на создание общества всеобщей справедливости, равенства, и, следовательно, бесконфликтности.

Современная российская конфликтология, безусловно, использует знания, накопленные зарубежной конфликтологией, однако из-за ряда культурных, территориальных и исторических особенностей России отечественные ученые не могут полностью ориентироваться на зарубежной опыт.

Проблемой этнических конфликтов занимается кандидат исторических наук А.А. Жириков. В своей монографии «Этнические факторы политической стабильности» автор анализирует роль и место этнического фактора в процессе дестабилизации политической системы общества, возможные пути регулирования межнациональных отношений для достижения единства и стабильности Российского государства.

Рассматривая межнациональные ситуации и конфликты в регионах, варианты концепций национальной политики, автор подводит к выводу: подлинное межнациональное равенство, сотрудничество, согласованность действий, единство в многообразии – залог политической стабильности в России..

Современная конфликтология опирается на тезис о том, что конфликт является совершенно нормальным состоянием общества или особой формой деятельности и поведения личности. При этом поведение сторон является одним из наиболее четких критериев, позволяющих произвести научную типологию конфликтов:

1. При полном отсутствии взаимодействия конфликт (впрочем, как и другие формы отношений) невозможен.

2. Нейтральное взаимодействие сторон предполагает, что действие оппонента не носят никакой угрозы, но конфликт возможен как случайность в результате ошибки, просчета лиц, ответственных за процесс принятия решения, как следствие ухода одного или нескольких протагонистов от выбора стратегии и т.д.

3. При позитивном взаимодействии возможность конфликта достаточно высока, однако отношения участников, реакция на шаги и высказывания друг друга будут направлены на то, чтобы избежать негативных последствий.

Процесс интеграции в Западной Европе, где трения между отдельными странами разрешаются с учетом всех интересов и во имя общего блага, может послужить примером.

4. Негативное взаимодействие для каждого из участников имеет четко выраженное отрицательное значение. Конфликт в этом случае практически неизбежен. Самым ярким и самым распространенным примером могут послужить отношения между двумя или несколькими народами после того, как в результате, или по злому умыслу пролилась кровь.

Справедливо отмечается, что игнорирование культурной специфики народов, а тем более репрессии и дискриминация наращивали внутреннее недовольство и протест. Постоянное откладывание разрешения накопившихся проблем увеличивало потенциал будущих коллизий. Исследователи подчеркивают, что в межнациональных конфликтах немало стихийного, взрывного, связанного с импульсивным поведением больших масс людей, объединенных одной идеей, настроением, устремлением. Неприятие людей иной национальности в сложных социально-экономических условиях растущих дефицита, инфляции, безработицы   “мина замедленного действия”, которая может привести к внезапному обострению конфликтов. Социально-психологическую напряженность культивируют и низкая культура межнационального общения, и нарушение прав личности, дискриминирующее национальное меньшинство, и протекционизм. Для урегулирования межнациональных конфликтов нужен комплекс мер от правовых до социально-психологических.

В со­вре­мен­ной на­уч­ной ли­те­ра­ту­ре все в ми­ре ис­поль­зу­ют по­ня­тие “эт­нос”.

“крат­кий сло­варь по со­цио­ло­гии” оп­ре­де­ля­ет эт­нос как ис­то­ри­че­ски сло­жив­шие­ся на оп­ре­де­лен­ной тер­ри­то­рии ус­той­чи­вую со­во­куп­ность лю­дей, об­ла­даю­щи­ми об­щи­ми ка­че­ст­ва­ми, осо­бен­но­стя­ми куль­ту­ры и пси­хо­ло­ги­че­ско­го скла­да, а так­же соз­на­ни­ем сво­его един­ст­ва и от­ли­чия от дру­гих по­доб­ных об­ра­зо­ва­ний (са­мо­соз­на­ние).

Ряд уче­ных, на­при­мер, Ю.В. Бром­лей, рас­смат­ри­ва­ют эт­нос как со­цио­куль­тур­ное яв­ле­ние, как общ­ность, об­ла­даю­щую эт­ни­че­ским са­мо­соз­на­ни­ем, т.е. об­ла­даю­щи­ми об­щи­ми чер­та­ми, ста­биль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми куль­ту­ры и пси­хо­ло­ги­че­ско­го скла­да, сло­жив­шие­ся на оп­ре­де­лен­ной тер­ри­то­рии.

Во всем ми­ре сей­час про­жи­ва­ет око­ло 5000 на­ро­дов, при­чем бо­лее 90% из них на­хо­дят­ся в со­ста­ве мно­го­на­цио­наль­ных го­су­дарств. Роль на­цио­наль­но­го фак­то­ра за по­след­нее вре­мя зна­чи­тель­но воз­рос­ла: она не­од­но­знач­на в раз­ных час­тях ми­ра.

В Аф­ри­ке на­блю­да­ет­ся до сих пор жес­то­чай­шие на­цио­наль­ные столк­но­ве­ния с ог­ром­ным чис­лом жертв, хо­тя в це­лом эти кон­флик­ты но­сят очень слож­ный ха­рак­тер и на­цио­наль­ный во­прос яв­ля­ет­ся лишь од­ной из этих сто­рон.

Ев­ро­па де­мон­ст­ри­ру­ет ми­ру од­но­вре­мен­но два про­цес­са: эко­но­ми­че­ское и по­ли­ти­че­ское сбли­же­ние в За­пад­ной Ев­ро­пе и су­ве­ре­ни­за­цию Вос­точ­ной, где во мно­гом на­цио­на­лизм оп­ре­де­ля­ет по­ли­ти­че­ские дви­же­ния.

Од­на­ко эти про­цес­сы но­сят от­нюдь не аб­со­лют­ный ха­рак­тер. Рас­пад Че­хо­сло­вац­кой фе­де­ра­ции на Че­хию и Сло­ва­кию, рас­пад СССР на на­цио­наль­ные го­су­дар­ст­ва, по­пыт­ка соз­да­ния мно­гих не­боль­ших на­цио­наль­ных го­су­дарств на тер­ри­то­рии Ук­раи­ны, Мол­да­вии, Се­вер­но­го Кав­ка­за про­те­ка­ли и про­те­ка­ют од­но­вре­мен­но с подъ­е­мом на­цио­наль­ных от­но­ше­ний во Фран­ции, по­пыт­ка­ми от­де­ле­ния фран­коя­зыч­ной про­вин­ции Кве­бек от Ка­на­ды, и се­ве­ра Ита­лии от ос­таль­ных тер­ри­то­рий. Раз­но­об­раз­ны на­цио­наль­ные и ме­жэт­ни­че­ские про­бле­мы в США, где от­ме­че­ны про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду бе­лы­ми и чер­ны­ми гра­ж­да­на­ми од­ной стра­ны , но и объ­е­ди­не­ние их про­тив экс­пан­сии “жел­тых” (по­гро­мы ко­рей­ских ма­га­зи­нов и т.д.)

Та­ким об­ра­зом, мож­но от­ме­тить, что эт­ни­че­ские про­цес­сы но­сят пуль­си­рую­щий ха­рак­тер: раз­де­ли­тель­ные про­цес­сы, при ко­то­рых на­цио­наль­ное раз­ви­тие и раз­ме­же­ва­ние про­те­ка­ет очень бур­но, че­ре­ду­ет­ся и со­сед­ст­ву­ет с объ­е­ди­ни­тель­ны­ми, при ко­то­рых идет кон­со­ли­да­ция или да­же слия­ние близ­ких по язы­ку и куль­ту­ре эт­но­сов в один.


1. Исторические и логические предпосылки этнического конфликта

Для понимания сути современных этнонациональных конфликтов имеет смысл рассмотреть их в свете некоторых общеисторических тенденций, внутренней связи с основными этапами исторического развития стран, народов, цивилизаций.

Современные этнические конфликты могут иметь различную социокультурную природу, разные исторические истоки. Следовательно, пути их разрешения также могут быть существенно разнообразны. Это требует разработки определенной типологии конфликтов этнонациональных групп, разработки теоретической основы этой типологии.

В России сложились разные типы общностей, которые сформировались в разные исторические эпохи. В стране увеличивается количество людей, которые стремятся использовать для разрешения конфликтов современные, выработанные наукой методы. Одновременно невозможно игнорировать и то, что многие из древних общностей сумели донести до сегодняшнего дня характерную для архаичных форм жизни специфику своих методов осмысления явлений, разрешения сложных проблем, и не в последнюю очередь конфликтов. Это влияние прошлого в разных этносах и группах существенно различно, что создает основу для типологического разнообразия конфликтов.

С методологической и исторической точек зрения максимальный интерес представляют исторически первичные типы общностей, в первую очередь этнического типа, т.е. исторически близкие к формированию изначальной социокультурной специфики человека, качественного отличия его жизнедеятельности от до человеческих, биологических форм жизни. Этнос не является ни биологической, ни социобиологической формой человеческой жизнедеятельности, но первичной социокультурной формой. Он - форма жизни, преодолевшая биологическую ограниченность функций живого.

Этнос может существовать в форме племени. В связи с этим правомерно говорить об этноплеменных культурах, ценностях, формах жизни, сообществах.

Этнос характеризуется существованием жестких культурных и социальных механизмов интеграции, которые обусловливают стремление личности видеть оправдание своего существования, основную ценность в своем растворении в сообществе. Существование личности в этом обществе культурно оправданно лишь в той степени, в какой она способна в максимальной степени подчинить себя, свои цели и средства утверждению существования целого, его функций. Личность, следовательно, утверждает себя лишь в той степени, в какой она себя обезличивает, в какой она способна раствориться в целом. Эта форма жесткой внутренней интеграции неотделима от крайних форм внешней дезинтеграции, т.е. противостояния внешним силам, общностям. В основе архаичных отношений древних сообществ лежит представление о том, что все общности вне «мы» - нечто чуждое, несущее в себе абсолютную реальную и потенциальную враждебность людям, т.е. членам данного этноса. На первых ступенях развития человечества определяющим отношением между этносами был геноцид, т.е. потенциальная и реальная угроза взаимного истребления.

Практически это означает, что исторически исходным отношением между этносами является господство отношений конфликта, возможно, нечто большего, чем конфликта в современном его понимании. Это исходное отношение можно рассматривать по аналогии с расколом, как слабой способностью взаимопроникновения смысловых полей групп, возможно, этносов, как преобладание взаимоотталкивания, возможно, взаимоистребления. Рассмотрение геноцида как культурно исходной предпосылки этих отношений вполне вписывается в представление о расколе. Столкновения между этносами в древности рассматривалось сторонами как естественные и неизбежные, как требующие мобилизации всех воинских доблестей этноса, всего эмоционального пафоса. Идеальная модель «войны против всех», если под «всеми» понимать обособленные сообщества, имеет своим историческим прототипом именно эту ситуацию. Экстраполяцию этого типа отношений теоретиками на позднейшие типы общества, включая ранний капитализм, можно рассматривать лишь как метафору, имеющую методологическое значение.

Господство этого принципа даже на первых ступенях развития общества не означает, сто между этносами шла постоянная абсолютная истребительная война. Тем не менее, это означает, что при возникновении любых проблем между этносами первичной, исторически и логически исходной основой для осмысления ситуации, для вынесения конкретных решений является представление об антагонизме с иными этносами, представление об их виновности во всех бедах. Иначе говоря, в основе представления об отношениях между «мы» и «они» лежало нравственное представление об абсолютной чуждости, что давало санкцию на истребление как ответ на отсутствие взаимопонимания, на собственный страх, на случайные столкновения, на все что угодно.

Следует отметить, что эти архаичные представления достигли своего завершенного выражения в манихейской модели мира, которая рассматривает реальность как бесконечную войну двух субстанций-субъектов, т.е. жизнеспособного добра, слитого с «мы», и активного, возможно, воинственного зла, слитого с «они». Тем самым в основу миропонимания кладется представление о мире как крайней форме антагонизма, что становится основой для истребительных войн, людоедства, для представлений о несовместимости существования людей и тех, кого в качестве людей не рассматривают, и т.д. Это создает основу для идущего через века, и даже тысячелетия, от Заратуштры (предшественника манихейства) до Ленина, представления о людях-насекомых. Иначе говоря, реальное отношение современных людей к вредным омерзительным «букашкам» рассматривается в такого рода высказываниях как модель нравственной основы отношений к определенным группам: этническим, политическим и каким угодно.

Это представление позволяет сегодня воспроизвести исторически и логически исходную точку формирования отношений между этносами. В мире господства тотемной культуры локальные сообщества воспринимали друг друга как отношение тотема и антитотема, которые могли отождествляться с животными, насекомыми и т.д. История, однако, раскрывает себя как возможность людей все дальше и дальше отходить от примитивных представлений (хотя и не запрещает к ним возвращаться), разрабатывать ослабленные формы подобных представлений, принципиально новые взгляды на отношения этносов.

Хотя бесконечное количество этносов, племен исчезло во взаимной борьбе, тем не менее, человечество сумело уцелеть, так как всегда существовал противоположный полюс, т.е. возможность сосуществования этносов, их слияния, всегда в той или иной форме и масштабах существовал механизм культурного взаимопроникновения. Это не только уводило людей от взаимного истребления, но и формировало критику опасной архаичной парадигмы. Однако движение в этом направлении требовало от людей напряженного стремления выйти за рамки исторически сложившихся форм отношений.

Осознание общности судьбы проходит (если проходит) стадию соединения этносов, племен в рамках единой государственности, как попытка расширить зону замирения, сферу «мы». Формирование нации, совпадающее с формированием гражданского общества, включает качественное изменение отношения к иным этносам и нациям, развитие качественно нового типа разрешения конфликтов, основанных не на модели: «человек-насекомое», а на оппозиции: «человек-человек». Гражданское общество нацелено на развитие, прогресс, что требует ориентации на инновации, на диалог, на личность как высокую ценность. Развитие нации включает изменение характера внутренних интеграторов. Возрастает значение культурных интеграторов в том смысле, что целостность нации, общества становится осознанной ценностью личности, которую она воплощает, реализует в повседневной деятельности. Тем самым создается возможность ослабить чисто административные, авторитарные и тоталитарные механизмы интеграции, не ослабляя интеграцию как таковую. Одновременно изменяется отношение к окружающим сообществам любых типов. Формируется культурное основание для ответа на любой конфликт через его разрешение, при учете интересов всех затронутых сторон, на основе диалога, его углубления, создания соответствующих организационных форм. Исторически этнические конфликты превращаются в национальные. Для них характерно стремление сместить меру смыслов, решений ближе ко второму полюсу исходной оппозиции, что одновременно совпадает со стремлением смещения ко второму полюсу оппозиции: «этнос-нация». Воплощение этого движения включает нарастание ценности диалога, учета интересов всех сторон.
2. Причины и факторы этнических конфликтов

Этнические конфликты – один из самых распространенных видов социальных конфликтов - сопровождают всю историю человечества. Несмотря на чрезвычайное многообразие этнических конфликтов в мире, можно обнаружить некоторые общие характерные причины их возникновения и тенденции развития.


2.1. Территориальные проблемы и споры

Среди причин этнических конфликтов в качестве главной следует обозначить территориальные проблемы, территориальные споры. Поскольку этносы – территориально организованные общности людей. Постольку любое посягательство на этническую территорию (истинное или мнимое) воспринимается как посягательство на само существование этноса. Если проанализировать основные этнические конфликты, то можно без труда обнаружить территориальную проблему в качестве их важнейшего компонента.

Для обоснования территориальных претензий используются, как правило, исторические факты. В качестве доказательств применяется принадлежность той или иной территории определенному этносу в прошлом. Обе стороны обладают, на их взгляд, бесспорными историческими доказательствами, закрепляющими именно их право на владение территорией. Но в результате многочисленных миграций населения, завоеваний и других геополитических процессов территория расселения этноса неоднократно менялась, как менялись границы государств. Эпоха, от которой начинается счет этнической принадлежности территории, выбирается достаточно произвольно, в зависимости от целей спорящих сторон. Углубление в историю не только не приносит разрешения споров. Но, наоборот, делает их более запутанными и субъективными. Территориальные проблемы, поэтому в принципе неразрешимы, и их постановка в программах политических движений и отдельных лидеров может выступить в качестве важнейшего признака вызревающего этнического конфликта.

Вероятность найти такое решение проблемы, которое удовлетворило бы обе стороны, чрезвычайно мала; в лучшем случае стороны могут принять компромиссное решение, которое не разрешит конфликт по существу, а переведет его из открытого в скрытое (латентное) состояние. При этом, разумеется, не может быть никакой гарантии, что следующие поколения, не удовлетворенные подобным решением, не возобновят открытый конфликт.

Конфликтологи насчитывают свыше 70 очагов потенциальных территориальных конфликтов на земном шаре (т.е. латентных, скрытых очагов наряду со многими актуализировавшимися конфликтами). Разумеется, при таком масштабе рассмотрения проблемы можно зафиксировать лишь наиболее значимые очаги конфликта, которые могут существенно повлиять на геополитическую обстановку в мире или отдельных регионах мира. Наряду с этим существуют многие десятки более мелких очагов возможных территориальных конфликтов, которые должны быть предметом исследований социологов этих стран. Среди актуализировавшихся территориальных конфликтов на первую половину 1993 года на Кавказе наиболее значимыми можно выделить конфликт вокруг Нагорного Карабаха, продолжавшийся открыто более 5 лет, и осетино-ингушский. Оба этих конфликта не являются локальными, они имеют существенное геополитическое значение, как и конфликт в Чеченской республике, который продолжается с декабря 1994 года. В период с 1996 по 1999 гг. он находился в латентном состоянии, условия Хасавюртовских соглашений не удовлетворили, по большому счёту, ни одну из сторон, поэтому разгарание его с новой силой осенью 1999 года было весьма прогнозируемо.

Каков же выход из этнотерриториальных конфликтов? Поскольку, как мы утверждаем. Большинство из них принципиально неразрешимы, единственный способ избежать кровопролитного развития событий – это соблюдать принцип нерушимости границ. Современная политическая карта мира сложилась в результате сложных геополитических процессов, в том числе двух мировых войн. И в мировом политическом устройстве много несправедливого. Однако трудно даже на мгновение представить себе судьбу человечества, если начнется перекройка границ, если актуализируются те семь десятков основных и сотни локальных этнотерриториальных конфликтов, выявленные конфликтологами. И самое главное, нет никакой гарантии, что в результате подобных преобразований, справедливости станет больше: ведь у каждой из конфликтующих сторон свое представление о справедливом решении проблемы.

Вторая группа этнотерриториальных проблем связана с вопросом о создании независимых территориально-государственных образований. Основная часть этносов на земном шаре не имеет собственных независимых национально-государственных образований; часть из них имеет различные формы государственности, включенные в состав других суверенных государств. По мере повышения фактического статуса, развития экономики, культуры этносов, не имеющих собственных суверенных государств, в их среде нередко возникают движения, имеющие целью формирование независимого национального государства. Особенно влиятельным подобное движение может быть в том случае, если этнос имел на определенном этапе своей истории независимое государство и впоследствии утратил его. Подобные тенденции изменения своего государственного статуса – одна из наиболее частых причин этнических конфликтов.

К такого рода конфликтам можно отнести грузино-абхазский конфликт, конфликт вокруг баскской проблемы в Испании, пенджабский в Индии. В отдельных случаях удается перевести конфликты в латентное состояние; в других они выливаются в длительные войны. Характерным является то, что, вопреки историческому опыту, лидеры национальных движений рассматривают отделение от другого государства как наиболее радикальный путь разрешения накопившихся проблем и единственный способ этнического самоопределения. Так, хотя практически все республики СССР существенно пострадали от распада этого государства, сепаратистские тенденции, вопреки логике, сохранились и даже активизировались уже в новых независимых государствах.


2.2. Социально-экономические факторы

Вторым важнейшим фактором является социально-экономический. Сюда, как мне кажется, следует отнести борьбу этносов за материальные ресурсы, разделение труда, идеологические проблемы, проблему власти и т.д.

В случае возникновения борьбы этносов за материальные ресурсы, среди которых важнейшими являются земля и ее недра, каждая из конфликтующих сторон стремится обосновать свое «естественное» право на использование земли и природных ресурсов, и, как в случае с территориальными конфликтами, подобные «ресурсные» конфликты имеют тупиковый характер, и, как правило, разрешимы мирными средствами лишь на ранних стадиях своего развития, до тех пор, пока не начались межличностные столкновения на этой почве.

Говоря о России можно сказать, что определяющими в межнациональных противоречиях являются, прежде всего, насущные проблемы, порожденные развалом единого государства, кризисом неуправляемости, упадком экономики. Это и стало основной причиной борьбы национально-территориальных регионов за выживаемость путем самостоятельного распоряжения природными ресурсами, проведения своей бюджетной и налоговой политики.

Другим фактором, способным усилить напряженность в межнациональных отношениях, может стать борьба внутри этнических групп. Национализм нередко является лишь маскировкой для сокрытия узких интересов местных элит и, как следствие, средством мобилизации масс для реализации этих интересов. Этнический конфликт представляет собой эффективный способ отвода социального взрыва в русло межэтнической борьбы. Возросшая роль этнополитических технологий позволяет вполне осознанной политической манипуляции камуфлироваться в естественные и «стихийные» коллективные действия, запланированные политические акции оформлять как «взрыв народного негодования», народный протест и т.д. поэтому можно предположить, что в том обществе, в том государственном образовании, где складываются предпосылки для различного рода экономических, социально-политических противостояний и конфликтов, особенно связанных с перераспределением власти и ресурсов, неизбежно возникнут национально-этнические конфликты. Применение таких средств политической борьбы, возможно, и сулит тактический выигрыш конкретной группе политиков в борьбе за власть, но издержки этого носят стратегический характер, как для страны, так и для народов, ее населяющих. Разумеется, существует и обратная зависимость. Многие западные социологи, в частности, американский ученый Д. Хоровиц, предлагают в качестве уменьшения остроты этнического конфликта целенаправленно углубить внутриэтнический конфликт (например, социально-классовый), поскольку последний, по его мнению, значительно менее опасен для общества.

В ряду причин взрыва этнических чувств на постсоветском пространстве и, в частности, в России профессор Л. Дробижева, например, рассматривает «стабильные» факторы, имевшие место еще до перестройки: повышение уровня образованности, формирование интеллигенции, тенденция социального роста и, как следствие, подъем национального самосознания, осознание своих интересов и новых запросов… В Бурятии, например, доля специалистов с высшим образованием - бурят стала вдвое выше, чем у русских. Естественно, русским пришлось уступать титульному народу, который достиг высокого уровня образования. Сходная ситуация имеет место в 11 российских республиках.

«Другие причины, - считает она, - связаны с новой политической ситуацией и демократизацией. Разрушение «тоталитарного государства», его всевластия одновременно было разрушением основного института воспроизводства нации, основных механизмов этого воспроизводства. Тем более что процесс разрушения (мотивированный и идеологически оправдываемый разными версиями импортного и плохо переваренного либерализма: чем меньше государственного вмешательства и регулирования, тем лучше) обгонял формирование институтов, способных переключить на себя выполнение функций, традиционно осуществляемых государством. Проводимая политика перехода к рынку, уход от традиционного государственного вмешательства ведут к побочным следствиям, начиная с коммерциализации масс-медиа и кончая остаточным принципом финансирования госбюджетных сфер образования и культуры. Эти процессы стоит рассмотреть под углом зрения их воздействия на воспроизводство этнической и национальной культуры, сознания.

С ослаблением тоталитаризма начинается борьба за изменение политического устройства, экономических отношений. Это приводит к появлению новых политических сил, заинтересованных в месте под солнцем… Лозунги этнической консолидации были единственными, которые могли сплотить массы. Этот фактор политики использовали и используют сейчас. В сложных ситуациях, когда возникает чувство тревоги, подавленности, чувство опасности, люди ищут такую группу, которая наверняка будет опорой, консолидирующим ядром. И такой группой солидарности оказывается свой народ, свой этнос.

Когда появляются экономические трудности, возникает этноизоляционизм, стремление к этническому доминированию. Сегодня в испытывающих свои трудности западных странах также - немцы начинают бороться с турками, англичане не хотят впускать к себе этнических мигрантов и т.д. Сейчас и в России есть зоны, где отказывают в приюте вынужденным мигрантам из различных регионов бывшего Советского Союза.

В результате борьбы весьма космополитических национальных элит за собственность из бывших республик Союза в центральные области устремились миллионные потоки беженцев (как русскоязычное население, так и представители коренных национальностей).

Следует отметить, что вынужденные переселенцы и беженцы как бы продолжили тенденции добровольного переселения в южные края России жителей из Армении, Чечни, Ингушетии, Азербайджана и других республик Кавказа. Они неоднозначны по своему социальному составу и устремленности. К примеру, некоторые беженцы из Армении, не самые бедные, построили в Ставрополье дома, которые своими размерами и архитектурой скорее напоминают дворцы. Различными путями обзаводятся недвижимостью в соседних регионах и беженцы из Чечни.

Имея деньги, многие переселенцы не работали, занимались торговлей, зачастую вели праздный образ жизни. Этот вызывало, естественно, негативное к ним отношение, причем независимо от национальности, со стороны коренного населения края. В течение 1992 года органы внутренних дел, во многих случаях вместе с прокуратурой, вынуждены были проводить профилактические мероприятия, применять превентивные меры, чтобы не допустить разрастания конфликтной ситуации на межнациональной основе.

Причины такого положения носят как объективный, так и субъективный характер: здесь и существенные отличия политических, экономических, национально-территориальных условий, систем социально-психологических ценностей, стиля культурно-бытового поведения, это и разрыв прежних интегрирующих экономических связей, упадок производства, нарастающая зависимость от развитых зарубежных стран. Тем более что в условиях пошатнувшегося влияния Центра на экономические процессы в субъектах Федерации ослабло его влияние и на общественно-политическую сферу.

Республики, края и области стали, как уже говорилось, искать выход из кризиса в суверенизации и экономической самостоятельности.

Говоря о причинах, порождающих конфликты на этнической почве, нельзя не упомянуть о сложившемся в большинстве полиэтничных обществ разделении труда между этническими группами. Зависимость трудовых ориентаций от страны происхождения прослеживается у эмигрантов в США даже через 2-3 поколения. Этническое сознание становится основой для подбора кадров, и в некоторых республиках трудовые коллективы формируются на основе этнической, земляческой, клановой солидарности. Целые социальные и профессиональные слои приобретают этническую окраску (например, коммерция, как наиболее выгодное в нынешних условиях занятие), монополизируются целые профессии. Поскольку различные сферы приложения труда дают различные доходы, между ними складывается негласная конкуренция, пристрастное сопоставление трудового вклада и вознаграждения. Когда существует определенная зависимость между сферами труда и этническими общностями, эта конкуренция переносится на сами этнические группы, автоматически придавая любому социальному и политическому противоречию или столкновению экономических интересов взрывоопасность и ожесточенность межэтнического противоборства, в результате чего возникает напряжение в межэтнических отношениях – первый предвестник конфликта.


Источник: http://www.dogmon.org/mejnacionalenie-konflikti.html


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

3.5. Межнациональные отношения, этносоциальные конфликты, пути их Сюрпризы для новобрачных на свадьбе


Межнациональные отношения и конфликты это Реферат: Межнациональные конфликты в современном мире
Межнациональные отношения и конфликты это Межнациональные отношения в Беларуси: мифы, реалии, перспективы
Межнациональные отношения и конфликты это Межнациональные отношения Причины межнациональных конфликтов
Межнациональные отношения и конфликты это Конфликты в сфере межнациональных, межэтнических отношений
Межнациональные отношения и конфликты это Межнациональные конфликты понятие и виды
Межнациональные отношения и конфликты это Межнациональные конфликты
Межнациональные отношения, этносоциальные конфликты, пути их разрешения Межнациональные отношения, этносоциальные конфликты, пути. Студопедия Cached Басков Николай «Я буду руки твои целовать» - текст и слова песни в Денежные доходы населения Денежные расходы населения


Похожие новости